Архив новостей

ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Путь к этой странице:

Вы здесь

Татьяна Никитина: «Только силами государства решить социальные проблемы очень сложно»

Версия для печатиВерсия для печати

Сегодня в системе социальной защиты Челябинской области трудится более 16 тысяч специалистов. По словам министра социальных отношений региона Татьяны Никитиной, государственная политика в отношении помощи населению неуклонно меняется в сторону индивидуального подхода. Так, в Челябинской области работает закон об оказании адресной помощи. С 2014 года в регионе действуют социальные контракты – вид помощи для южноуральцев, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Самыми активными получателями этого вида помощи в области становятся семьи с детьми.

На какую поддержку могут претендовать южноуральские семьи, как помогают родителям, усыновившим ребенка и каким образом министерство социальных отношений «стимулирует» муниципалитеты к добросовестной работе с населением рассказала министр социальных отношений Челябинской области Татьяна Никитина.

 – Как вы в целом оцениваете уровень социальной поддержки в нашем регионе? Есть чем похвалиться перед другими субъектами?

– Прежде всего хотела бы отметить успешный опыт работы в детском направлении. У нас есть замечательный центр «Семья», опытом деятельности которого не стыдно поделиться на всероссийском уровне, что мы и делаем на различных профессиональных форумах. Уникальное учреждение работает на территории Кусинского района – это реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями. Не каждый  регион может похвастаться таким центром. На территории Челябинска действует техникум имени И.И. Шуба, в котором южноуральцы с ограниченными возможностями могут получить профессию. Подобных заведений в стране единицы. Успешно работает с инвалидами центр «Импульс». Наши центры для детей-сирот очень уютные, красивые, высоко я оцениваю уровень учреждений для пожилых людей. Достойное состояние наших учреждений было отмечено делегацией совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, которая работала в Челябинской области в конце июня. Так что нам есть, чем гордиться!

– Положительный опыт других регионов перенимаете?

– Да, например, мы заимствовали и успешно реализовали такую меру поддержки как соцконтракт. Приемная семья для пожилых граждан – это тоже не наше ноу-хау.

– Как обстоит ситуация в Челябинской области с социальным сиротством? Южный Урал называют в числе регионов, где наибольшее количество детей сирот. С чем это, на Ваш взгляд, может быть связано?

– У каждого региона свой путь. Исторически сложилось, что у нас в области один из самых больших банков данных детей. Это то, что нельзя изменить, и наша задача – работать с тем, что есть. И надо сказать за последние три года были достигнуты, на мой взгляд, высокие результаты: численность детей, состоящих на учете в региональном банке данных, сократилась на 38,2%. И сегодня у нас в региональном банке данных – 2 тысячи 429 детей. Сегодня мы поставили задачу – выйти на конец года на цифру 2 тысячи. Будем активно трудиться. Я благодарна всем сотрудникам за совместную работу. Хотя, сейчас в детских социальных учреждениях созданы комфортные условия проживания. Детей обеспечивают всем необходимым, мы даже ругаем своих директоров, если детки ходят в одинаковой одежде! Наша задача – сделать так, чтобы дети из социальных учреждений не отличались от тех, кто живет в семье. Большая работа проводится по социализации детей, чтобы оказавшись за пределами детского дома, они не растерялись – знали, как обслужить себя, сходить в магазин, приготовить пищу, умели распоряжаться деньгами. Мы максимально приближаем условия проживания в социальных учреждениях к семейным, не секрет, что воспитанники детских домов часто называют своих директоров, воспитателей мамами. Но все мы понимаем, что ничто не заменит семьи. Поэтому наша цель – найти семьи всем деткам.

– Получается люди стали охотнее брать детей в семьи?

– Да, психология людей изменилась. Когда-то мы даже подумать не могли, что можно устроить в семью ребенка-инвалида, подростка или братьев и сестер. Сегодня существует хорошая тенденция – брать детей из детского дома. Со своей стороны мы  проводим информационную работу. Конечно, мы не оставляем семью после того, как она взяла ребенка. В области разработан комплекс мер для поддержки таких семей. Например, кто-то готов воспитывать детей из наших учреждений, но у него есть жилищные проблемы. Поэтому с прошлого года появились дополнительные меры соцподдержки для замещающих семей, которые, начиная с 2016 года, взяли на воспитание ребенка – это, при ряде условий, единовременная выплата в размере 100 тысяч рублей, и субсидия на жилье, и предоставление жилья из спецфонда. В прошлом году мы вручали ключи от квартиры такой семье, они приняли на воспитание восемь детей и, конечно, их жилищный вопрос мы решили. Сейчас четыре подобных семьи состоят на учете на обеспечение их жильем. Действует денежное пособие для семей, решивших взять  ребенка на воспитание в семью. С 1 января 2017 года его размер увеличен до 7 тысяч 556 рублей на одного ребенка.

– Вы упомянули совместную работу всех сотрудников, трудящихся в системе соцзащиты. Как вы оцениваете профессионализм работников?

– Традиционно мы составляем рейтинги – оцениваем работу муниципалитетов. Критерии всем известны. Здоровая конкуренция подстегивает территории выходить из «двоешников» в лидеры. Например, если по последнему отчету в аутсайдерах было 13 муниципальных образований, то сейчас только пять.  Есть, конечно, и отличники. Среди них – Верхнеуральский, Каслинский районы, Магнитогорск, Миасс, Катав-Ивановский, Красноармейский, Нязепетровский районы, Снежинск, Трехгорный, Троицкий район, Чебаркуль и Чебаркульский, Чесменский район. У них наивысшие показатели по всем направлениям работы с населением. Мы очень серьезно относимся к профессионализму своих сотрудников. Много денежных средств направляется на обучение, повышение квалификации. Налажена грамотная работа со всеми нашими подведомственными учреждениями. Если мы видим, что кого-то надо подтянуть, то всегда готовы выехать, обсудить проблему.

– Сотрудники системы соцзащиты попадают под майские указы президента о повышении заработной платы?

– Под майские указы Президента попадают педагогические работники системы соцзащиты, социальные работники, младший и средний медицинский персонал, врачи. В течение этого года поэтапно проходит повышение заработной платы этих категорий от 80% по социальным работникам до 180% по врачам (от средней заработной платы по региону). Эти показатели будут достигнуты в течение 2017 года.

– Сейчас больше внимания уделяется оказанию адресной помощи. Адресная помощь рассчитана на особые случаи, когда человек, семья не подпадают под уже существующие меры поддержки?

– Да, помощь оказывается людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, часто это связано с природными катаклизмами. Совсем недавно в Брединском районе от града пострадали жители, по поручению губернатора им будет направлена денежная помощь. Или, например, у семьи сгорел дом от удара молнии. Мы также оказываем помощь. Конечно, помощь будет оказана семьям из Чесменского района, которые потеряли своих близких в трагедии на озере. Но помощь может быть оказана не только в случае природных катастроф. Например, когда требуется дорогостоящее лечение. Для этих целей существует резервный фонд губернатора, на текущий год в нем 30 млн рублей. К сожалению, много ситуаций, когда приходится помогать, деньги стремительно тают, поэтому мы будем обращаться к губернатору, чтобы он увеличил сумму фонда.

– Недавно челябинские общественники предложили узаконить профессию «мать» и установить для нее фиксированную заработную плату. Тема выплаты домохозяйкам обсуждается уже давно и на федеральном уровне. Как вы относитесь к такой инициативе, она реальна или это мечта?

– Я считаю, что невозможного не бывает. Сегодня наша цель – найти деткам семьи, завтра, когда количество социальных учреждений сократиться, возможно мы переориентируемся на поддержку других категорий населения, сможем больше внимания уделять семьям с детьми, в том числе благополучным и с высоким достатком. И тогда можно будет поговорить о зарплате для мам. На мой взгляд, инициатива хорошая. Несмотря на то, что большой вклад в развитие личности вносят детские сады, школы, но семья – это основа, именно в ней формируется человек. Мы видим много проблемных детей, которым родители уделяют мало внимания. Поэтому возможность максимально посвятить себя воспитанию детей для мам принесла бы свои добрые плоды обществу в виде достойных и ответственных граждан нашей страны.

– Сегодня часто можно встретить людей, собирающих деньги на помощь больным детям. Как проверить честно ли работает фонд? Помогают или мешают такие организации в вашей работе?

– Вы знаете, когда-то я даже назвала себя министром с протянутой рукой. Я убеждена, что только силами государства невозможно решить все проблемы населения. У нас выстроены отношения с бизнес-сообществом, некоммерческими организациями, волонтерами. Что касается различных фондов помощи – то, как правило, те из них, которые ориентированы на реальную помощь населению рано или поздно начинают сотрудничать с органами власти. Им важна поддержка, и мы всегда оказываем ее тем, кто помогает другим, работает честно и добросовестно.

К сожалению, есть и мошенники, которые в том числе прикрываются именами известных организаций. Я советую южноуральцам не помогать бездумно, чтобы ваши деньги были действительно переданы тем, кто в них нуждается. Сейчас легко можно узнать информацию об организации из официальных источников в интернете, на нашем сайте мы также размещаем данные тех фондов, с которыми сотрудничаем.

Система пожертвования развивается, и это хорошо. Благодаря сотрудничеству власти, общественных организаций и бизнеса круг людей, которым мы можем оказать помощь, растет в геометрической прогрессии.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.